Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Добро пожаловать в сказку!
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
14:42 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«В моем телефоне стоит одна постоянная напоминалка. И звук у нее специально такой, как у обычной смс, чтобы я не опознала ее сразу. Когда получаю эту «смс», то улыбаюсь и вся распрямляюсь. И если рядом мужчина, то он сразу ревнует: «Кто это тебе пишет? Кто он?» А если рядом подружка, то она сразу любопытничает: «Кто тебе там пишет? Кто он?» Потому что я становлюсь улыбчивая, развожу плечи, загадка возникает в моих глазах.

Когда мама поступила в мединститут, то она пришла домой вся в слезах. Ее папа, мой дед, спросил: «Люда, что ты плачешь?» А она сказала: «Папа! Ты не понимаешь! Я буду врачом! А вдруг я сделаю ошибку?! Вдруг из-за этого погибнет человек! Вдруг я сделаю ему хуже? Вдруг чего-то не выучу или не вспомню нужное лекарство? Цена моей ошибки – жизнь!» А дед ей сказал: «Людка, никого не бойся. Режь их всех!» Моя мама стала детским врачом, благодаря ей по земле ходят люди, которые сначала родились без дыхания или весом меньше 1 кг. Меньше 1 кг – это когда видно, как подскакивают прозрачные ребра от биения сердца. И когда я скулю ей по телефону, что взялась за проект, а вдруг не смогу, то она говорит: «Алеся! Никого не бойся. Режь их всех!» Такая напоминалка у меня тоже есть.

Я вообще часто их себе пишу. Например, вчера ходила на важную встречу по одному проекту. Там кино, многомиллионный бюджет, режиссер курит трубку. Когда я хожу на такие встречи, то пишу напоминалку и по времени ее рассчитываю примерно на середину встречи. Например, я себе пишу: «Нет уж, в жопу! Проси больше!!!» Потому что я всегда открываю рот, становлюсь очарованной всеми этими трубками, манимой очередным проектом и согласна на все. А потом умираю сутками на площадке с большим желанием застрелиться, а похоронить меня не на что.

Или когда иду на съемочную площадку, то пишу: «Алеся, что ты стоишь и орешь, как дура. Улыбнись всем немедленно!» А один раз я шла на встречу с одним человеком, хотя не надо было идти. И написала себе: «Ты совершаешь самоубийство, не соглашайся». И это оказалось правдой. Потому что себя не обманешь. Или когда я иду в магазин, то пишу: «Ну хорошо, а что ты потом будешь есть?» А вдогонку следом через минуту еще одно сообщение: «Нет, Алеся, не ври себе! Есть ты захочешь!»

Или когда я еду в длительную командировку, то пишу себе еще при взлете самолета напоминалку на день возвращения. Например: «Ну вот видишь, а ты не хотела ехать».

Самое главное, не заглядывать в напоминалки, это важное правило игры. Памяти у меня нет никакой, я все забываю сразу. В самой главной напоминалке, которая делает меня сразу улыбчивой и счастливой, после которой я расправляю плечи и становлюсь очень выразительной, к которой ревнуют бойфренды и завидуют подружки, написано: «Алеся, улыбайся и не сутулься, ну что ты сидишь тут как кусок говна!» Потому что в жизни я очень угрюмая и не держу плечи. И надо бы обязательно себе временами напоминать о том, что.»
(с) eprst2000

15:49 

Обновление

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Недалекое будущее, форум бытовых обновлений

- Люди, у меня обновился шкаф, можно как-то вернуть старые вещи?
- А у тебя какая версия?
- Была 1000, стала 1015.
- Надо было заблокировать автоматические обновления. Идешь в настройки, ставишь галочку «всегда спрашивать меня» и сохраняешь изменения.
- Шкаф новый, не блокируется. Он сразу открываться перестает. Говорит, из-за опасности моли.>
- Та же фигня. Я в нем вообще вещи не храню, только то, что не жалко. Блин, кто это придумал? Как раньше было хорошо – заблокируй и живи. А от моли я нафталин скачивала.
- Да нифига. У меня был старый шкаф, купила новую юбку, повесила – так он мне выдал несовместимость форматов, закрылся и все – топором ломали.
- Ну и ходите в старой одежде, лузеры! Новая версия крутая. Шкаф 1015 супер! Ололо!
- О, платный тролль пришел.
- А почему сразу платный тролль? Мне вот тоже нравится шкаф 1015. Экономит время, решает проблему с шопингом, это настоящий прогресс.
- Девушка, милая, я не против нововведений в принципе, но хотелось бы руководить процессом. Мне, например, однажды всю цветовую гамму сменили – на модные цвета, но мне они не шли категорически. Вы понимаете разницу между «предлагать» и «навязывать»?
- Сходи на сайт. Там должен висеть мануал
- Была уже. Пишут, что новая версия гораздо удобнее и пользователю не надо ни о чем думать.
- Шкаф 1015 крут. Ололо!
- А можно как-нибудь сделать дисгрейд шкафа до предыдущей версии?
- Не-а.
-1015 еще нормальный, хоть количество полок сохраняет. А 1013 помните?
- О, 1013 – эпикфейл! «Где-мои-вещи». Никогда нельзя было угадать, куда он что переместит. Я свои серьги сутки искала. Знаете, где нашла? В носке зимнего сапога. Где логика? Где удобство?
- А у меня шкаф плюс сайз делает. На что он намекает?
- Ну, это просто. Идешь в этикетку и перебиваешь вручную.
- Да, утром перед работой самое оно каждый раз этим заниматься, спасибо за улучшения(((
- Это что, у меня как-то раз все ужал. От тоски наверное, приезжаю из отпуска – не влезаю ни во что. Хорошо, догадалась в настройки заглянуть)))

читать дальше

00:43 

Михаил Мазель

ОТРАЖЕННЫЙ ВЗГЛЯД

Он, как обычно, ждал ее на Комсомольской. Как обычно, он приехал сильно раньше и стоял справа от лестницы. Той, что вела к Ленинградскому вокзалу.
Она как обычно опаздывала. Люди двигались из длинного коридора напротив сплошным потоком. Поезда приезжали и уезжали. Их гул, голос диктора, объявляющего станции, обрывки разговоров по телефонным автоматам... все проходило стороной от его сознания. Он ждал.
Когда ожидание стало невыносимым, а на часы не хотелось смотреть, так как они показали бы, что ее нет уже три четверти часа, он вынул заветный блокнот и стал подбирать давно мучавшую его рифму.
Провозившись несколько минут и поняв, что ничего не выйдет, он убрал блокнот и снова стал смотреть. Смешенные чувства поносились через его ЕГО: волнение, обида, тревога, надежда... Постепенно людской поток напротив превратился в мелькание разноцветных точек, а он перенесся куда-то далеко, так далеко, что даже он сам не нашел бы потом это место.
Вдруг среди разноцветного калейдоскопа появилось белое пятно. Оно ничем не отличалось от многих других белых, красных, зеленых, синих и прочих пестрых пятен, но сердце его забилось чаще. Тряхнув головой, сбросив последние остатки дурмана, он пошел на встречу, не сомневаясь, что не ошибся.
Потом он поцеловал ее в уголок губ, а она улыбнулась и взяла его за руку. Они синхронно сбежали по лестнице и вскочили в отходящий поезд. Вагон не был переполнен, но все места были заняты. Они встали у двери, и он еще раз чмокнул ее в щеку, а она спросила куда они пойдут. Потом он ей рассказал о том, где был в прошлую субботу, и сообщил, что написал несколько новых стихотворений. А она пожаловалась, что через месяц опять начинается сессия, а у нее не написана курсовая по базам данных. Он хотел предложить ей помочь, но освободилось место и она скользнула туда и села.
Поезд въехал в очередной пролет туннеля. Он стоял и смотрел перед собой. Краем глаза он видел ее отражение в дверях. Она сидела, думая о чем-то своем. Он стал смотреть внимательнее и, неожиданно, его взгляд встретился с ее отраженным взглядом. Его передернуло. По спине пробежали мурашки и ему стало холодно. И, как молния, сознание пробила мысль: “Скоро все закончится...”.
В это время поезд достиг нужной им станции. Он подошел, подал ей руку и помог подняться. Они быстро пошли по перрону. На улице она улыбнулись и нежно щебеча стала рассказывать ему какую-то идиотскую историю.
Теплый весенний ветерок обдал его лицо, пощекотал усы и растрепавшиеся волосы и скрылся за спиной, унося с собой давешнее, ужасающее наваждение.


* * *

Поезд прибыл на Ленинградский вокзал по расписанию. Он вошел в метро и спускался по лестнице. Неожиданно он почувствовал жжение в груди. Сначала пришли воспоминания, а потом пришла рифма. Вынув из нагрудного кармана потрепанный блокнот и карандаш, он нашел нужное, изрядно исписанное место и быстро стал записывать...


Что же это за тайна такая?
Как ни крутишь - выходит не так.
Мне рассудок вопросы терзают:
- Что же было?.. Наивный дурак!

Как понять мне, а было ли что-то,
Иль потом все приснилось во сне?
Были пьянки, работа, заботы,
Были встречи, тогда ... по весне.

Был тот год, когда в серые будни,
Вдруг, проскальзывал праздника час.
Был тот год, что теперь не забуду.
Был тот год у меня... Нет, у нас.

Да, у нас с тобой многое было...,
Все гадаю, а было ли то ...?
Помнишь ли или все позабыла ...?
Нет, не то все - не то - все не то.

Вновь и вновь перебрал твои фото.
Здесь улыбка, здесь страх, здесь обман ...
Тонет..., тонет сознанье в болоте.
Забирается в душу туман.

29 августа 1997 года

22:47 

О трудности жизни на хайлвле. Автор Бормор.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Каждые сто лет условного времени на одном и том же месте, у большого придорожного камня, собиралась компания старых друзей. Собрались они и в этот раз, чтобы поговорить о жизни и вспомнить, какая она была раньше.
Паладин 223-го уровня жаловался, что уже несколько месяцев не встречал достойного противника. И вообще никакого не встречал. Так сильна его святая аура, что все враги разбегаются загодя, стоит ему появиться в трех полетах стрелы от них.
Бард 181-го уровня с грустью вспоминал те времена, когда мог петь и плясать просто так, ради удовольствия, или за мелкую медную монетку. Сейчас же, стоит ему лишь тронуть струны и открыть рот - непременно кто-нибудь уснет или преисполнится боевой ярости. Какие уж там народные мелодии, когда народу нужна моральная поддержка.
Клирик 250 уровня плакался друзьям в кольчужные жилетки. Он еще сто шестьдесят уровней назад дослужился до статуса полубога, а сейчас и сам не понимает, кто же он такой. Но его боги уже откликаются на свист.
Торговец 199 уровня горестно сообщил, что ему уже нечего покупать и некому продавать. Все известные торговые точки и так принадлежат ему, а ежедневный доход исчисляется семизначной цифрой. Куда всё это девать?
Вор трехсотого уровня тоже был где-то здесь, но его, конечно, никто не видел и не слышал, так что не известно доподлинно, на что он жаловался и жаловался ли вообще. Может, на то, что его, такого скрытного, теперь вовсе перестали замечать, даже если он орёт в самое ухо?
Маг запредельного уровня вздыхал о том, что совершенно нечего осталось желать. Он овладел решительно всеми доступными техниками, изучил все тайны бытия - и превратился в мрачную одиозную фигуру, которой все избегают. Слишком могуч, слишком страшен, слишком мудр. Страшно далек от народа.
Герои сидели и предавались печальным размышлениям.
А наутро возле придорожного камня невесть откуда появилась новая таверна. Словно всегда тут стояла.
Огромный добродушный трактирщик нарезал тяжелым мечом хлеб и ветчину. Высокий хрупкий музыкант играл на свирели. Пухлый веселый монах с пьяной щедростью угощал всех желающих пивом, заигрывал с официантками и небрежно отпускал грехи направо и налево. Заезжий торговец с горящими глазами азартно просаживал в кости свои сбережения. Бродячий фокусник доставал из шляпы кролика и запихивал его обратно. Пьяные посетители утверждали, что здесь даже свой домовой имеется, его иногда можно было заметить в глубокой тени, краем глаза. Таверна дышала покоем и уютом, и вокруг неё на целых три полета стрелы не водилось ни разбойников, ни хищных зверей. Сюда непременно сворачивали путники, чтобы выпить кружку-другую пива и обсудить свежие новости.
И разумеется, помечтать о тех замечательных временах, когда они наконец перейдут на свой первый сотый уровень.

02:05 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Щастье сидело на шкафу и тупо жрало бублик.
- Ты что это делаешь? – ужаснулся Серега.
- Я ест! – радостно прошамкало Щастье.
- Бублик? – Серега холодным потом покрылся.
- Щастье ест! – энергично закивало Щастье.
- Он же - закуска! Он же - последний! – Серега в ужасе схватился за голову, потом – за холодильник. – А пельмени?
- Оно не может не… - Щастье на всякий случай отодвинулось подальше от края шкафа. Чтобы шваброй не дотянулись.
- Твою мать! – тихо шепнул Серега и шлепнулся на стул.
- Не мать, - обнял его сзади кто-то пушистый, с волосатыми ножками. – Щастье.
Серега лишь кивнул. На пол сыпались крошки, и кто-то громко чавкал над ухом. Несмотря на полное отсутствие денег, Сереге внезапно стало хорошо.
Подслушивавшие под дверью соседи почему-то этому очень завидовали. Хотя бублик у них был. (с)

03:15 

Скобяных дел мастер

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
В Уставе черным по белому сказано: рано или поздно любой мастер получает Заказ. Настал этот день и для меня.
Заказчику было лет шесть. Он сидел, положив подбородок на прилавок, и наблюдал, как "Венксинг" копирует ключ от гаража. Мама Заказчика в сторонке щебетала по сотовому.
- А вы любой ключик можете сделать? - спросил Заказчик, разглядывая стойку с болванками.
- Любой, - подтвердил я.
- И такой, чтобы попасть в детство?
Руки мои дрогнули, и "Венксинг" умолк.
- Зачем тебе такой ключ? - спросил я. - Разве ты и так не ребенок?
А сам принялся лихорадочно припоминать, есть ли в Уставе ограничения на возраст Заказчика. В голову приходил только маленький Вольфганг Амадей и ключ к музыке, сделанный зальцбургским мастером Крейцером. Но тот ключ заказывал отец Вольфганга...
- Это для бабы Кати, - сказал мальчик. - Она все вспоминает, как была маленькая. Даже плачет иногда. Вот если бы она могла снова туда попасть!
- Понятно, - сказал я. - Что же, такой ключ сделать можно, - я молил Бога об одном: чтобы мама Заказчика продолжала болтать по телефону. - Если хочешь, могу попробовать. То есть, если хотите... сударь.
Вот елки-палки. читать дальше

21:32 

Книга Жалоб и Обожаний. Виктория Райхер.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Когда Антон с Мариной поженились, они решили, что в их доме не будет никаких скандалов. Вместо разбирательств, выяснений и упреков они завели Книгу Жалоб - чтобы любой, кому что-то не нравится, мог довести это до сведения всех членов семьи. Жили они хорошо и дружно, поэтому переименовали Книгу просто Жалоб в Книгу Жалоб и Обожаний: в любви друг другу они тоже объяснялись письменно. Потом родились дети, и довольно быстро научились писать. И много лет подряд на любое недовольство члены семьи говорили друг другу одно и то же: тебя что-то не устраивает? Иди и пиши в Книгу Жалоб. И они действительно шли и писали. Все. Всё.

Кто перегорел лампочку в ванной? Невозможно мыться! Папа

Почему невозможно? Можно поджечь рулон туалетной бумаги. Будет много света. Кирюша, Саша

Кто вчера поджег рулон туалетной бумаги?!? Всех убью! Мама

читать дальше

19:26 

Занимательная арифметика для скучающих драконов

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
— Мне скучно, бес, — пожаловался дракон.

— Заведи блог, — посоветовал бес.

***

В «Интересах» дракон указал «принцессы» и «золото». Местоположение — «Пещера».

В первый же день на него подписались четырнадцать юзеров.

— Кто это? — спросил дракон у беса.

Оказалось, семь гномов, четыре бухгалтера, два спелеолога и один педофил.

— Укажи пол, — прошептал бес.

Дракон указал: «мужской». Не успел отнять лап от клавиатуры, как на него подписалось триста сорок юзеров: триста девиц, тридцать принцесс, девять девиц, выдающих себя за принцев, и почему-то один рыцарь.

читать дальше

14:42 

Всепобеждающий оптимизм в совокупности с пофигизмом - это действительно страшная сила

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Всепобеждающий оптимизм
- ЗА ЧТООООО?! – под сводами тронного зала раздался отчаянный крик человека, уже скрученного стражей и выводимого за дверь.
Придворный психолог короля Тиона Четвертого недовольно поморщился. За неделю его пребывания в должности это был уже пятый случай. А, судя по рассказам старожилов, подобные происшествия были далеко не единичными. Похоже, пришло время приступить к работе.
- Ваше Величество, - начал психолог, обернувшись к королю. – Вам не кажется, что Вы слишком жестоки к бедняге? Ведь он даже ничего не сделал.
- Он принес плохую новость, - мрачно пробурчал король. – За это следует казнить.
- С каких это пор весть о рождении ребенка, тем более у одной из официальных жен Вашего Величества, является плохой? – удивился Советник. – Радоваться надо появлению наследника!
- Только не у этой дуры, графини Котай! – по-прежнему мрачно пробормотал король. – На лицо-то она хороша, но у них в семье сплошные умственные отклонения. А зачем мне тупой или, того хуже, безумный наследник?
- Ваше величество, вы сгущаете краски. Или…, - психолог на секунду задумался. – Или Вы – пессимист?
- Кто?! – удивился король. – Это оскорбление?!
- Нет-нет! – поспешил оправдаться Советник. – Просто все люди делятся на два типа. Одни предпочитают видеть во всем только хорошее, таких мы называем оптимистами. Других же, противоположных им, замечающих только дурное, – пессимистами. Вы, Ваше Величество, похоже, входите во вторую категорию. Я специально наблюдал за вами. Любая весть, даже хорошая, кажется Вам очень скверной. А я еще удивлялся, почему сообщать Вам новости поручают уже приговоренным.
- И где мне увидеть это хорошее? - с неожиданным интересом спросил король. – Вот, к примеру, пару недель назад со стороны соседей к нам прилетел дракон и сжег несколько деревень, прежде чем его сбили. Что тут хорошего?
- Ну, поскольку дракон прилетел от соседей, он был уже уставшим. Находись он в полной силе, несколькими деревнями дело бы не завершилось. Да и у соседей, скорей всего, дракон что-нибудь пожёг, чем хоть в малой степени их ослабил.
- Хм… А если к нам вторгнется войско диких орков?
- Хороший повод встряхнуть обленившуюся армию. Да и многочисленные подвиги будут воспеты менестрелями и скульпторами, что опять же увеличит славу королевства.
- А если нас разобьют? – поинтересовался король.
- Значит армия - дрянь. Есть повод задуматься и попытаться исправить ошибки, чтобы не допускать их в будущем, – бодро отозвался Советник.
- А если орки еще и столицу сожгут?
- Построим новую, еще лучше! А то понатыкали домов без всякого плана, заблудиться можно.
- Хм…, - король снова задумался, обводя взглядом своих придворных. – У барона Вуда большая бородавка на носу. Это разве для него хорошо?
читать дальше

URL записи

16:05 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
- Значит, я не смогу вернуться домой?
- К сожалению. Там ваше исчезновение – исторический факт. Но здесь тоже неплохо, правда? Странно, что мы встретились второй раз. Все же вы очень легкомысленный летчик.
- Вообще-то вы опять меня сбили.
- Да, но тогда я все починил. Кстати, вы не могли бы подписать мне книгу?
- Вам понравилось?
- О, да! Она всем нравится. Правда, пишете вы лучше, чем рисуете.
- Я не стремился к портретному сходству. Главное - впечатление, образ.
- Может быть. Но все-таки я никогда, никогда не просил нарисовать мне барашка
undel

23:36 

bormor

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«-Пап, а, пап?
-Ну чего тебе?- обернулся демиург к человеку.
-Пап, смотри, какие плоды красивые. Я сам нашёл!
-Да, замечательные плоды,- рассеянно кивнул демиург и вернулся к прерванной работе.
-Пап? Ну, па-а-ап!
-Ну что ещё?
-Пап, а их можно есть?
-Что? А, ну да. Кушай на здоровье.
Человек убежал. Демиург задумчиво потыкал отвёрткой в какую-то важную деталь мироздания.
-Па-ап!
Демиург вздрогнул и уронил отвёртку.
-Что теперь?
-Пап, а можно, я женщине тоже дам попробовать?
-Угу. Приятного аппетита.
-Пап?
-Ну чего тебе?!
-А хочешь, я для тебя тоже нарву?
-Да делай что хочешь! Отстань, видишь, я занят!
Демиург подобрал отвёртку и осторожно поддел хрупкий язычок под основанием мира. Человек тронул его за плечо.
-Па-ап, а я придумал, как это дерево назвать! Яблоня! Правда, здорово?
-*Бииип*!- прорычал демиург.
-В каком смысле *бииип*?- опешил человек.- А, ты имеешь в виду, чтобы я шёл плодиться и размножаться?
-Да,- коротко кивнул демиург после секундного молчания.- Именно так. Иди... и размножайся.
Человек ушёл, демиург заменил повреждённую деталь и взял в руки разводной ключ.
-Пап?
Демиург медленно и аккуратно завязал ключ узлом, отложил в сторонку, глубоко вдохнул и повернулся к человеку.
-Да, сынок? Я слушаю.
-Пап, а змей говорит, что мне слабо три кило яблок съесть, а я говорю, что не слабо, а женщина мне тоже не верит, а я уже даже больше съел, а они говорят, что нет, а я больше не хочу, а они смеются, и всё равно я победил, пап, скажи им!
-*Бииип*!- сказал демиург.
-Что, опять?- удивился человек.
-Да. Ступай.
-Ну, я вообще-то...
-Слабо, да?- прищурился демиург.
-И вовсе не слабо!- оскорбился человек.- Вот как пойду и хоть два раза *бииип*! Или даже три раза!
-Иди, иди.
Демиург снова занялся творением. Нашёл какие-то болтающиеся проводки, зачистил клеммы, потянулся за паяльником...
-Па-а-ап!
Человек подёргал демиурга за локоть.
-Пап, а я ещё яблоко сорвал, а оно червивое. Пап, а его можно есть?
-Нельзя!- рявкнул демиург.
-Правда? Я тоже так подумал. Поэтому другое сорвал и съел...
-ВОН!!!- заорал демиург.
-Что..?
-Пошёл вон! Уйди, отвали! Изыди! Оставь меня в покое! Убирайся отсюда!
-Да ладно, ладно, я уже понял...- человек испуганно попятился.- Всё, считай, меня здесь уже нет... эээ... всего доброго.
--------------
На выходе из рая человек сокрушенно покачал головой и сказал, обращаясь к женщине:
-Вот ведь она, мировая справедливость-то! И главное, из-за чего? Из-за какого-то одного паршивого яблочка!..»

11:32 

- Как это – не было? - спросила я внезапно севшим голосом, - Совсем, что ли? Да у вас ошибка тут, в картотеке, посмотрите лучше!!
- Никак нет, - пожилой Ангел улыбнулся снисходительно и поправил очки в круглой оправе, - У нас тут все записано, все учтено, опять же, все под строгим оком Сами Знаете Кого. У нас за должностное преступление знаете что? – физиономия Ангела посуровела, - Про Люцифера слыхали? То-то. Моргнуть не успел – скинули. «Оши-и-ибка». Скажете тоже…
- Минуточку, - я попыталась взять себя в руки, - Посмотрите, пожалуйста, сюда.
Ангел благожелательно воззрился на меня поверх очков.
- И? – спросил он после секундного молчания.
- Меня, может, и нет. Но кто-то же есть? – я осторожно пошевелила кисельной субстанцией, которая теперь заменяла мне привычный земной организм. Субстанция заволновалась и пошла радужными пятнами.
- Кто-то, безусловно, есть. Но никак не NN, каковой вы изволили представиться., - Ангел тяжело вздохнул и потер лоб, - Я таких как вы перевидал – не сосчитать. И почему-то в большинстве своем – дамы. Ну, да ладно. Давайте проверять, барышня. По пунктам. С самого начала. Так?
- Давайте, - сказала я, решительно повиснув у него над плечом и изготовясь биться до последнего.
читать дальше

(c) after_death

01:56 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
- Король сказал, что двери его сокровищницы открыты передо мной! - буркнул рыцарь.
- Они и открыты, - миролюбиво откликнулся кладовщик. - Прямо перед твоим носом.
- Тогда дай мне войти.
Кладовщик не сошел с порога.
Рыцарь нахмурился:
- Ты не выполнишь приказ короля?
Кладовщик покачал головой:
- Если ты войдешь, двери сокровищницы будут открыты не перед, а за тобой. Вот это - уже серьезное нарушение приказа.
- Для чего мне распахнутые двери, если я не могу пройти внутрь? - вспылил рыцарь.
- Понятия не имею. Строить догадки о королевских намерениях не в моих привычках.
- Король хотел, чтобы я сам выбрал себе в сокровищнице награду!
- Он именно так и сказал?
- Нет, - признался рыцарь. - Он произнес: ‘В награду за то, что ты поразил дракона, двери моей сокровищницы открыты перед тобой!’
- Угу, - кивнул кладовщик. - Я так и думал.
Рыцарь взялся за меч.
- Я при исполнении, - напомнил кладовщик. - Не советую.
Насупившись, рыцарь произнес:
- Ладно. Я скоро вернусь.
Он развернулся и зашагал прочь.
- Как только ты появишься тут, двери тотчас же перед тобой откроются! - заверил кладовщик рыцарскую спину и сомкнул створки.
Через полчаса у входа в сокровищницу загрохотала железная перчатка.
Кладовщик выглянул:
- Быстро ты.
- Пропускай! - бросил ему рыцарь брюзгливо.
Кладовщик поднял брови:
- Король сказал еще что-нибудь?
- Нет, - ответил рыцарь. - Он не сказал. Король написал.
Рыцарь протянул кладовщику свиток, тот развернул его и медленно, по складам, прочел: ‘Подателю сего, рыцарю, поразившему дракона, разрешено войти в королевскую сокровищницу и взять там то, что рыцарь сочтет достойной для себя наградой’.
- А потом ты положишь то, что взял, на место? - поинтересовался кладовщик.
- Читай дальше, - скомандовал рыцарь.
Кладовщик отмотал от свитка еще немного и продолжил: ‘Взятое рыцарь волен вынести из сокровищницы и использовать по своему разумению, для своего блага и без всяких ограничений. Подпись - Король’.
- Какой король имеется в виду? - уточнил кладовщик.
Рыцарь ткнул в самый конец свитка - там стояла приписка: ‘Нашего королевства’. Под текстом красовались три печати - чернильная, из воска и из красного сургуча.
- Все верно, - с сожалением согласился кладовщик. - Что ж, выбирай.
Рыцарь ступил через порог, повел носом и прошелся вдоль полок.
- Я возьму это, - сказал он, ткнув пальцем в ближайшую драгоценность.
- Ты уверен? - кладовщик всем своим видом советовал рыцарю отказаться от замысла.
- Абсолютно.
Кладовщик что-то нацарапал на бумажном листе.
- И еще это, - рыцарь, надувая щеки и натужно краснея, снял с верхней полки огромный ларец.
Кладовщик сокрушенно добавил каракулей.
- Какая нужда записывать? - с подозрением спросил рыцарь.
- Для порядка.
- Король увидит список?
- Не исключено. Если его величество вдруг пожелает узнать, какую награду ты выбрал, я буду готов к отчету.
- Ладно, пусть будет так, - рыцарь потер ладони. - Тогда еще это, и это, и вон то.
- Не многовато ли? - со значением в голосе заметил кладовщик.
- В самый раз. Тем более, что я не закончил.
- Думаю, будет лучше, если я сейчас же сообщу королю, что тут делается, - тоскливо вздохнул кладовщик.
Рыцарь небрежно вынул из-за пазухи клочок пергамента и предъявил его кладовщику. На пергаменте значилось: ‘Рыцарю - не мешать!’ Внизу, как положено, вилась подпись ‘Король. Нашего королевства.’, и виднелись три печати.
Пыхтя, рыцарь выволок из угла туго набитый объемистый мешок.
- Ми-шок, - произнес вслух кладовщик, ожесточенно карябая пером, и добавил: - Сколько добра уходит!
- У кого уходит, а кому добавляется, - процедил рыцарь, шатаясь под тяжестью толстенного рулона.
- Зачем тебе ковер? - возмутился кладовщик.
- В дополнение к гобеленам! - отрезал рыцарь и полез за гобеленами.
Кладовщик перевернул свой листок на другую сторону.
- А это что? - полюбопытствовал рыцарь, разглядывая массивную кованую конструкцию непонятного назначения.
- Не знаю, - пожал плечами кладовщик. - Раз находится здесь, наверное, что-то ценное.
- Беру, - решил рыцарь.
Кладовщик вывел в реестре: ‘Жулезяка тижолая - 1 шту.’, - и шмыгнул носом.
- Ну, теперь вон тот сундук, два ящика и короб со шкатулками. Пожалуй, все, - рыцарь вытер пот со лба. - Ах, да! Еще тележку!
Кладовщик встрепенулся:
- В приказе было написано ‘вынести’. Все, что не сможешь унести, останется здесь!
Рыцарь пошарил за пазухой. На очередном куске пергамента имелось короткое разрешение ‘Пусть вывозит!’, заверенное королевской подписью и тремя печатями.
Взвалив на тележку свою награду и перевязав ее веревками, чтобы куча не рассыпалась, рыцарь попробовал сдвинуть тележку с места. У него ничего не вышло.
- Помогай! - пропыхтел он утомленно.
- И не подумаю! - мотнул головой кладовщик. - Об этом речи не было.
Рыцарь полез за пазуху. Кладовщик вздохнул и налег на тележку. Колеса страдальчески скрипнули.
Они с трудом выпихнули поклажу через двери.
- Дальше на меня не рассчитывай! - злорадно заявил кладовщик. - Мое место в сокровищнице!
- А ты мне больше и не нужен.
Рыцарь свистнул.
Пол и стены затряслись, и в галерею ступил дракон.
- Тащи! - крикнул рыцарь и бросил дракону конец каната, привязанного к тележке.
- Ну, ты даешь! - хмыкнул дракон, обозрев гору ценностей.
Кладовщик раскрыл рот и сполз спиной по стенке.
- Представляешь? - дракон подмигнул кладовщику и кивнул на рыцаря. - Этот прохиндей собрал уже четырех принцесс! Каре!
Рыцарь пожал плечами.
- Ты же утверждал, что поразил дракона! - в отчаянии крикнул ему кладовщик.
- Конечно, поразил! - подтвердил дракон, впрягаясь в тележку. - Этот рыцарь и теперь продолжает меня поражать.
автор zh_an

19:51 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Вы, кто живет и дышит чужими снами, каждую сказку пробуя на излом, слушайте: дочь короля вышивала знамя жемчугом, белым шелком и серебром. Бархат струился с колен тяжело и сонно, сумерки прятали поднятые мосты…
Белые ветви росли из-под пальцев ее невесомых,
их осыпали серебряные цветы.

В кронах деревьев плакал осенний ветер, в доме не жгли огня и боялись петь…
Ей говорили: очнись, он не стоит смерти.
Она не хотела знать, что такое смерть.
Что ей Заморье, если не страшно верить, если огонь на башнях не догорел…
…Там, под высоким кровом ночных деревьев,
она вышивала знамя. А он смотрел…

…Смотрел, и вдруг захлестнула – водой по плечи – такая нежность, такая жалость, что в горле ком – к неумелым стежкам, к рукам ее человечьим, к тонкой косичке и дурацкой оправе очков; так обжигала нелепость ночного бреда, так лепетала неведомым языком… Кого он видел в ней, так выдыхая – Melda – будто назвал по имени…
…а потом

август тянулся ветрено и дождливо, к ночи промозглый сумрак казался злей; город шумел, у метро продавали сливы, ранние астры и книжки по пять рублей. Выйти под дождь. Говорить и не знать ответа. Путать легенду и бывшее наяву. Не звезды Варды – слепые огни проспекта рыжим и розовым светятся сквозь листву. Можно шагать вдвоем, напевая песню, выдумать в небе звездное серебро; перебежать проспект, упустить троллейбус, выругаться на квэнья, пойти к метро…

Все, что осталось, - проснуться в одной постели – утро, холодный чай и табачный дым…
…они говорят, это было на самом деле.
…и кто я такая, чтобы не верить им."

17:50 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Если бы я была мужчиной, у меня был бы высокий рост и хорошее телосложение - таковы все мужчины в моем роду. У меня были бы карие глаза и очень темные волосы - это тоже гены. Разумеется, хотя бы один раз я выкрасил бы их перекисью - а потом внимательно слушал, кто и когда меня назовет педиком. Если это будет амбал - я дам ему в морду. А если интелигент - вгоню в краску двусмысленным предложением, желательно прилюдно. Чтоб было неповадно.
Я был бы умным мальчиком и читал хорошие книжки. Потому что главное - отличаться умом. Я бы средне учился. Но я бы вытерпел музыкальную школу - даже по классу мандолины, поскольку никому и никогда это не было помехой в будущем. В качестве компенсации за ужасную музыку я записался бы в секцию каратэ, чтобы бить морду кому и когда потребуется.
О проблемах детской сексуальности я бы долго никому ничего не говорил, пока не зашел бы в тупик. Тогда я сказал бы о них родителям, а не друзьям. Я или решил бы их, или забил на них болт.
Я никогда не стал бы хвастаться любовными успехами и мерять член линейкой.
Я начал бы курить, в том числе анашу, возможно - пробовал бы экстази, но не больше. Тем, кому бы это не понравилось и кто лез бы ко мне с комментариями или с иглой, я бил бы морду.
Влюбившись, я первым делом задал бы себе вопрос: чего я в действительности хочу? Это случилось бы лет в 12. Возможно, меня устроили бы вздохи издалека - тогда бы никто ничего не узнал, особенно Она. Вообще, это сложный вопрос. Но, думаю, мне не удалось бы разбить себе сердце.
Каждый раз, желая завалить киску в кровать, я спрашивал бы себя - известно ли, что от этого бывают дети и что с ними делать. И я оставлял бы киску как она есть.
Я никогда не доверял бы рассказам кисок о контрацепции, особенно в таблетках. Я нашел бы способ доставлять им удовольствие, ничем не рискуя.
Я обязательно научился бы пришивать пуговицы и вообще шить, чтобы никогда не мучиться с ширинкой. Про носки и речи нет.
Я обязательно получил бы водительские права.
Я мог бы стать священником. Во всяком случае, семинарское образование - вещь, которая избавляет в будущем от многих проблем. А именно: от пьянства, похмелья, тупых дружков, скуки, сифилиса, левых баб, депрессий, суицида, клубной зависимости, а иногда даже можно остаться без жены.
Точно - я стал бы монахом или рок-музыкантом. Убийца из меня вряд ли получится.
Я получил бы второе образование. Практическое.
Я выучил бы иностранный язык и объехал пол-мира. Я вообще мог бы делать, что захочу.
Например, я перевел бы Фому Аквинского или Лойолу. Я поучился бы в Сорбонне. И вернулся обратно автостопом. Ездить за чужой счет - совсем не то же самое, что в собственной машине... Не думаю, чтобы она у меня завелась. Другое дело - мотоцикл. Этот бы я осилил.
Я катал бы на нем всех девиц, которых сейчас знаю как несчастных.
Я устроил бы им веселенькую жизнь.
Так и вижу себя - в кожаной куртке, надетой на рясу, на двухциллиндровом "БМВ", на шее четки, за поясом напильник (к чему бы это?), за спиной киска, впереди пост ГАИ. Объезжаю пост по дуге - по бурьяну, по канавам, киска визжит, свисток свистит, а я ору: здорово, грешники!
У меня обязательно были бы друзья. Классическая мужская дружба - это лучше счета в банке. Полагаю, я наскреб бы троих. Больше не бывает.
Если бы у меня сохранились все мои теперешние умения, я мог бы расписать церковь, сочинить мюзикл, и переиграть всех именитых эльфов в ролевом движении. Мне бы никто не возразил, поскольку я умею бить морду. У нас для получения роли эльфа больше ничего и не надо. Так и вижу себя: стою на берегу, ряса в штаны заправлена, на поясе напильник (к чему бы это?), на шее четки... тьфу! На шее жемчуг, на пальце сапфир. Стою - пою. Или курю. Жду Врага. А как появится - так в морду. Да. Я был бы героем... Я бы осчастливил Кэтрин Кинн.
Под старость я осел бы в монастыре и стал там садовником. Или - в случае рок-музыканта - забил бы на карьеру, купил дачу и стал там садовником. Садовник неизменен. По вечерам мы собирались бы с друзьями у электрокамина и придумывали интернетные мистификации. И пили бы "Черного аббата".
Я никогда бы не перечил жене, если б она у меня была. Пусть делает, что хочет. Если бы она мне изменяла, я пригрозил бы ей, что изменю ей с ее любовником, и она останется в дурах, поскольку я круче. К тому же мы сможем очень долго обсуждать ее постельные примочки как истые мужланы - то есть прямым текстом. Пусть боится.
Моя жизнь была бы сказочно хороша. Так и вижу себя в пледе, в кресле-качалке, с благородными сединами по всему черепу. Сижу - курю. Читаю Герметический свод. Болит поясница - это, наверное, радикулит. Пошаливает сердце - надо было меньше пить в молодости. Ломит лодыжку и правый локоть - не надо было носиться на мотоцикле, особенно с кисками. Брюзжу, что в книге много опечаток. Надо было хуже учиться... Перед моими глазами - вечерний сад, весь в розах и лилиях. Их надо постоянно удобрять и натягивать тент - уже август, ночи холодные... Не надо было связываться с садом. Громко отчитывает отпрысков жена. Гремит кастрюлями, как джаз-банда. Что за наказание... Зачем я женился? Впрочем, сделанного не воротишь. Шуршит соломенное кресло... Из сада несется аромат цветов. Алый закат разлит по деревьям "Черным аббатом". Закрываю книгу на полуслове. Я давно знаю рецепт андрогина, я прочел его еще в Сорбонне, в подлиннике... Мечтаю... Хочу быть женщиной...

Л. Бочарова

20:43 

"Стих про ежиков на их родном наречии:

Фыр фыр фыр, фыр фыр фыр фырфыр.
Фыр, фыр фыр. фыр фыр фыр фыр.
Фыр фыр фыр фыр, фыр фыр фыр фыр, Фыр фыр фыр, фыр фыр фыр фыр фыр!
В стихе говорится о том, как хорошо быть ежиком. О том, что ежики умные и талантливые создания. О том, что ежики умеют творить и умеют созерцать замечательные вещи. О том, как прекрасны грибы на закате. О том, что не быть ежиком, это значет зря прожить свою жыинь. О том, что ежики могут спать свернувшысь клубком, а могут не спать вообще. О том, что ежики любят молоко и просто обожают топать. И много еще о чем таком, что обычному человеку не понять."

23:37 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Какой кофе вы предпочитаете?
Н. Крайнер

"Обязательно, наверное, может быть"

Эспрессо - это жизнь. Горчит, но бодрит. Первый глоток может показаться невкусным, но, допив чашку, всегда захочешь ещё одну. А на ещё одну чаще всего не хватает времени.

Она делает что-то за стойкой. Варит, наливает, смешивает. У неё волосы цвета марокканских апельсинов и дурацкая стрижка. Я хожу в эту кофейню смотреть на неё, и только сегодня, два месяца спустя, решился заговорить. Спросил, что она порекомендует.

Капучино - это влюблённость. Сначала терпко, потом сладко и легко, а на поверку - всё та же жизнь. Но моменты, когда сладко и терпко, - самые лучшие. Кстати, всегда можно просто съесть пенку и не пить, но это мало кому приходит в голову. Видимо, дело всё-таки в сочетании.

Она улыбается, ставит на стойку ещё две чашки. Маленькая кофейня в центре города, где все давно знают друг друга по именам. Я здесь чужой. Уже два месяца.

Латте... латте - это мечты, эспрессо, разбавленный молоком надежды, и пенка, помните, да? Та самая пенка, которая бывает в капучино. Но нет корицы, нет той терпкости, которая позволяет прочувствовать момент. Честно говоря, не люблю латте. Но многим нравится.

Не знаю, многим ли она рассказывает всё это. Не уверен, что хочу знать. Мне нравится звук её голоса, её неторопливые, но чёткие движения, нравится запах кофе и корицы. Я слушаю и курю. Этого мне вполне достаточно.

Есть ещё мокко - кофе с горячим шоколадом. Мокко - это меланхолия. Густая и тягучая. Но даже в мокко есть молоко. И сладость, та, которую не найдёшь в эспрессо, например. Её и чувствуешь не сразу, и каждый раз не очень понимаешь, почему заказал именно его. Только потом вспоминаешь, в тот самый момент, когда становится сладко.

Кажется, именно его она сейчас и готовит. Кофе - напиток богов и моих бывших жён. Они обожали кофе, куда больше, чем меня, как мне всегда казалось. Наверное, я начинаю понимать - почему.

Айриш, кофе по-ирландски... страсть. Где-то там, на самом дне, обжигающий алкоголь. Можно перемешать, тогда он практически не чувствуется, если кофе приготовлен правильно, конечно. Но он там всё равно есть, и всё равно неизбежно пьянеешь. Кстати да, хуже плохого эспрессо может быть только плохой айриш.

Я не влюблён. Я заворожен, заворожен этим местом и этой женщиной, уже не очень молодой, но именно поэтому бесконечно прекрасной. В каждом её слове - всё то, что с ней уже случилось, в каждом взгляде из тех, что она иногда бросает в ою сторону, - всё то, что ещё может случиться.

И ристретто. Ристретто - это смерть. Это когда вся жизнь - одним глотком. Выпиваешь, просишь счёт и уходишь. Обычно так.

- А любовь? Настоящая любовь?

Боже, какой идиотский вопрос. Она улыбается, вежливо. Видимо, об этом её тоже уже спрашивали.

- Настоящая любовь - это кофе, который варишь дома с утра. Свежемолотый, желательно вручную. С корицей, мускатным орехом и кардамоном. Кофе, рядом с которым надо стоять, чтобы не убежал, иначе безнадёжно испортится вкус. Надо проследить, чтобы он поднялся три раза, потом налить ложку холодной воды в джезву, подождать пару минут, чтобы осела гуща. Кофе, который наливаешь в старую любимую чашку и пьёшь, чувствуя каждый глоток, каждый день. Наслаждаясь каждым глотком.
- Значит, тут мне его не попробовать?
- Тут - нет.
- Тогда чай, пожалуйста. Зелёный.

Я получаю чашку чая и на блюдце - салфетку с номером телефона. Пью чай, плачу и выхожу на улицу. Иду к метро, улыбаюсь как дурак. Когда-нибудь я обязательно позвоню. Когда-нибудь, когда допью открытую на днях огромную банку растворимого "Нескафе". Когда-нибудь я обязательно, наверное, может быть, позвоню.

11:18 

1347

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Принц отодвинул в сторону ветхий полог и взглянул в лицо спящей принцессе. Да, это безусловно была та самая девушка, чей портрет он нашёл в лавке старьёвщика. Хотя придворный художник, как водится, и приукрасил действительность, но принцесса всё-равно оказалась довольно мила, хотя и несколько болезненной, чахоточной красотой. "Какая она худенькая и бледненькая,- сочувственно подумал принц.- Сто лет пролежать в тёмной башне, без еды, питья и свежего воздуха - шутка ли! Ну ничего, ломоть хлеба с куском мяса, бокал вина и лёгкая верховая прогулка вернут её румянец."
Принц наклонился над гробом и нежно поцеловал принцессу в губы. Губы оказались неожиданно горячими и сухими. Принцесса открыла глаза.
-Ой,- сказала она, быстро запахивая на груди истлевшую блузку.- Уже всё? Можно вставать?
-Э-э... Да.- Выдавил принц.
Принцесса спустила ноги с постамента и огляделась по сторонам.
-Как много пыли!- заметила она.- Интересно, какой же сейчас год?
-Одна тысяча триста сорок седьмой,- машинально ответил принц.
-Ах, как замечательно!- захлопала в ладоши принцесса.- Значит, у старой ведьмы всё получилось! Я и правда проспала сто лет!
-Вас это радует?- удивился принц.
-Радует? Ну конечно!- принцесса засмеялась.- Я же теперь не умру в свои шестнадцать! А проживу долго и счастливо, и когда-нибудь встречу своего...- тут она осеклась и с подозрением посмотрела на принца.- А Вы, собственно, кто? Наш новый лейб-медик?
-Нет,- растерялся принц.- Я принц из далёкого королевства, и прибыл, чтобы...
-А где лейб-медик?- нетерпеливо перебила принцесса.
-Не знаю... А зачем... Вы себя плохо чувствуете?
Улыбка сползла с лица принцессы.
-А разве меня не для этого разбудили?- спросила она.- За сто лет врачи уже научились лечить чуму, ведь правда же?..»
bormor

20:01 

Избитые истины. Молчание – золото

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Истина сидела у Сереги на тарелке и молчала. Тарелка была чистая, Истина – грязная, и это, в общем, внушало серьезные подозрения. Таракан Семен, неистребимый обитатель серегиного плинтуса, невозмутимо пробежал по столу, замер на секунду возле Истины, хмыкнул, и побежал дальше, по своим делам. Серега привычно кинул в него тапком, Семен также привычно увернулся, и, за неимением языка, показал неприличный жест лапкой. Вздохнув, тапкобросатель вернулся к Истене. Та беззаботно насвистывала.
- Итак, ты говорить будешь? – сурово нахмурил левую бровь Серега.
Истина гордо задрала голову, и отрицательно ей помотала.
- Я не прошу, я требую! – еще более сурово насупился Серега, и резко направил Истине в лицо свет лампы. То, что лампочка была на телефоне и светила слабо, несколько снижало эффект, но Серега надеялся на впечатления в целом. Истина молчала.
- А ведь еще вчера, болтала так, болтала. А сегодня и говорить не хочешь, да? – Серега все больше распалялся. Истина презрительно отвернулась.
- ГДЕ КУРИЦА, Я СКАЗАЛ!!! – взревел раненым львом Серега, и хлопнул по столу.
- Хе, - хихикнула Истина, и что-то записала себе в маленькую записную книжечку. Истина мнила себя современной, и считала, что все требует новых прочтений. «Слово – серебро, а молчание – курица!», в аспекте нынешнего утра звучало совсем неплохо.
(с) pupyrchaty

21:35 

Маленькая сказка на ночь

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Однажды давным-давно в одной очень уютной комнате стояла уютная деревянная лампа. На лампе руками неведомого резчика был вырезан барельеф: лис и виноград. Лис вечно тянулся к винограду, а виноград был так далеко, так далеко и лис никак не мог дотянуться.
Годы шли, лампа все так же стояла, а лис тянулся к винограду и думал - ну может вот придет осень, за ней зима, и весна, и лето... и может быть летом виноград созреет и упадет на землю. Напрасно и книги, и стол, и лампа говорили ему обратное - лис не слушал. Он верил, что если продолжать тянуться, то виноград обязательно удастся съесть. Пусть даже ты деревянный.
Шло время. Дни сменялись днями и наконец на земле наступила зима. Она была суровой и долгой, и никто уже не надеялся, что она кончится. Лампу жгли часто и разговаривали о предстоящих праздниках. Лис случаш и запоминал. оказалось, что если не спать всю ночь под Новый Год, то твое заветное желание непременно исполнится. Лис крепко запомнил это. И как его не отговаривали, он твердо решил не спать.
И вот, под новый год, когда все хозяева ушли в гости и часы пробили полночь, все предметы погрузились в сон. Спали книги на полках, спали бумаги в столе и даже самые суровые часы в мире сонно тикали в шкафу. Только лис не спал. он не спал и тянулся, тянулся к винограду над головой. И никак не мог дотянуться.
Когда минуло три часа пополуночи, около наряженной елки возникло чудесное сияние. Это Фея нового года пришла исполнить желание того, кто не спит ночью. Она огляделась и поняла, что в комнате нет людей, но все-таки кто-то не спит.
- Кто не спит здесь, - спросила она.
- Это я, - откликнулся деревянный лис. - Я не сплю, потому что знаю, что сегодня ночью исполняются желания. Но только для тех, кто не спит.
- Ты прав, - согласилась фея нового года. - Я исполняю желания тех, кто не спит в эту ночь. Ни раз мне еще не попадались деревянные лисы. Чего же ты хочешь? Хочешь - будешь настоящим лисом в лесу?
- Нет, - сказал лис. - Я не настоящий, я деревянный, надо смотреть правда в глаза. Но я очень хочу съесть этот виноград - больше всего на свете. Я очень долго хотел этого, не могли бы вы выполнить это мое желание?
Фея засмеялась и взмахнула палочкой.
И утром все увидели, что на месте барельефа с лисом, тянущимся к винограду, появился другой : винограда не было, а под деревом свернулся клубочком совершенно довольный лис.
Лис улыбался во сне и теперь знал точно - если ты твердо знаешь, чего хочешь, то непременно получишь желаемое.

(с) Рыжий

Однажды меня попросили рассказать сказку

главная